Хадиджах-Хажия

Магазин мусульманских товаров оптом

Книги, намазлыки, шамаили, одежда.Оптом и в розницу, в наличии и под заказ.

8(905)312-44-59, Ильдус      8(909)306-35-72,Гумар.   г.Казань

Рубрика: Новости

gjyuблаговонные ароматические палочки-бахуры, “Bharth Darshan”

Благовонные ароматические палочки-бахуры, “Bharth Darshan”. Производитель: ХЕМ Корпорэйшн, Индия. Состав: бамбуковая основа, древесный уголь, ароматические масло. Использовать с осторожностью людям с индивидуальной повышенной чувствительностью. Хранить в темном мести, при комнатной температуре, в герметичной таре, далеко от открытого огня. Срок годности не ограничен. Товар есть в наличии.

25.11.2016

Юсуф Хасанович Акчу́рин (1876, Симбирск — 1935, Стамбул)


Биография
Родился в Симбирске в богатой семье. После смерти отца мать увезла Юсуфа в Турцию (врачи посоветовали переменить климат). Окончил школу в Стамбуле. В 1895 поступил в военное училище Harbiye mektebi. После его окончания поступил на курсы подготовки офицеров генерального штаба. Однако курсов не окончил, так как за заговор против султана Абдулхамида II был приговорён к смертной казни, которая была заменена ему пожизненной ссылкой в пустынные районы Триполитании. Работал в ссылке писарем и учителем.

В 1899 году бежал из ссылки во французский Тунис а оттуда переехал в Париж. Там впервые выступил как сторонник турецкого национализма.

Политическая деятельность:
В 1903 году вернулся в Россию, жил в Казани. Преподавал историю в казанском медресе «Мухаммадия», был редактором газеты «Казан мухбире» («Казанский вестник»), стал одним из организаторов и руководителей либерально-демократической партии «Иттифак аль-Муслимин». В 1904 на турецком языке написал свой самый известный труд «Три вида политики» (тур. Üç Tarzı Siyaset), напечатанный в египетском журнале «Тюрк». Работа призывала турок оставить мультиэтническую Османскую империю и обратиться к турецкому национализму и пантюркизму. Поначалу его идеи считались экстремистскими, но постепенно приобретали всё большую популярность.

После младотурецкой революции в 1908 году вернулся в Турцию. Издавал журнал Türk yurdu (Турецкий дом), преподавал в Стамбульском университете политическую историю. Статьи Акчуры появлялись в России, в татарских изданиях — в журнале «Шура» («Совет») и газете «Вакыт» («Время»).
В годы Первой мировой войны сотрудничал с Центральными державами, в ноябре 1915 г. был принят австрийским правительством[1].
В 1920-е годы помогал становлению турецкой республики: избирался депутатом меджлиса, являлся советником Мустафы Кемаля по вопросам культуры и политики, был сторонником его политики по построению светской Турции. Профессор Стамбульского университета.
В 1931 под руководством Акчуры было создано Турецкое историческое общество, в 1932 он руководил работой Первого Турецкого исторического конгресса.

Юсуф Акчура похоронен на кладбище Эдирнекапы (Стамбул, Турция).

03.08.2015

БИОГРАФИЯ УТЫЗ-ИМЯНИ И ЕГО ТРУД «ЖЕМЧУЖИНЫ РАЗЪЯСНЕНИЙ» Абдрахим Утыз-Имяни (1754-1834)

Абдрахим Утыз-Имяни и его труд «ЖЕМЧУЖИНЫ РАЗЪЯСНЕНИЙ»

Абдрахим Утыз-Имяни (1754-1834) считается крупным ученым-богословом, чьи взгляды оказали большое влияние на татарское (булгарское) общество в конце 18-го века. Он родился в д. Утыз-Имян (нынешнее название д. Яна Кади Черемшанского района Татарстана). Его отец Усман б. Сармаки умер до его рождения, а мать – Гафифа умерла, когда ему было всего два – три года. Осиротевший мальчик воспитывался в семье родственников. Он рано начинает учиться в медресе д. Утыз-Имян у муллы Вильдана. Уже в то время среди своих сверстников он выделялся остротой ума и смышленностью, за что получает прозвище «шакирд, знающий все без обучения». Не удовлетворившись обучением в родной деревне, получает знания в соседних деревнях и переезжает под Оренбург для учебы в медресе Каргалый.

«Вобрав знание своего региона», в поисках нового знания в 1788 году он вместе с семьей отправляется в Среднюю Азию, где сначала в течение нескольких лет обучается в Бухаре у известных религиозных ученых, потом и сам становится мударрисом-преподавателем. После Бухары он обучался и сам преподавал в различных медресе городов Средней Азии и Восточного Туркестана, таких как Акча, Туфи, Самарканд, Шахимардан. В 1796 году отправляется в Афганистан, посещает его древние культурные центры: Кабул, Герат и Балх. Здесь он обучался хадисам и знанию сунны у учеников известного шейха из Индии Валиуллы ад-Дахляви. Нужно отметить, что именно в Индии и близлежащих странах (Афганистане, Синде, Туркестане) существовала школа хадисоведения, самая сильная в исламском мире на тот период (конец 18-го века).

Говоря о взглядах имама Абдрахима Утыз-Имяни, нужно прежде всего отметить, что он был сторонником строгого следования сунне. Это видно во всех его трудах. Во-первых, он разъяснял достоинства следования сунне. Во-вторых, он часто осуждал новшества, искажающие религию. В-третьих, Утыз-Имяни отказался считать, что «двери иджтихада закрыты», что было достаточно революционным для его времени, ведь тогда большинство исламских школ обучали только одному мазхабу и запрещали отходить от него. Вместе с тем, что Утыз-Имяни допускал проведение иджтихада, он не впадал при этом в крайность, а уточнял, что иджтихад допустим только в тех рамках, в которых разногласили праведные предшественники. Этим объясняется его уважительное отношение к ханафитскому мазхабу, а также представителям других исламских мазхабов.

Трактат «Жемчужины разъяснений» состоит из пяти глав.

Первая глава называется «Побуждение следованию Сунне», в ней автор говорит о необходимости следовать сунне пророка с.г.с., разъясняет, как необходимо следовать сунне и приводит доказательства из Корана и сунны. Например, он говорит: «В одном из хадисов приводится следующее: «Кто оживил мою сунну, будет со мною в Раю. Кто хочет быть со мной, то пусть следует за мной».

Аллах в Коране сказал: «Скажи, если вы любите. Аллаха, то следуйте за мной и Аллах полюбит вас» 3:31. Из этого всем становится ясно, что все благо в следовании пророку, да благословит его Аллах и приветствует». Так же он приводит очень много цитат из различных богословских источников и стихотворений.

Вторая глава называется «О порицании бидга», в ней автор рассматривает понятие бидга и говорит о ее пагубности. Здесь автор приводит следующую цитату: «Остерегайся дружбы с тем, кто совершает даже небольшую бидга, так как позор этого коснется и тебя, даже если через какой-то промежуток времени». Свои слова автор подкрепляет цитатами из Корана, сунны и различных богословских источников.

Следующая, четвертая глава называется «О нраве и о том, каким он должен быть». В этой главе автор предостерегает от следования ложным шейхам. И подчеркивает, что выполнение предписаний шариата приоритетнее, чем следование какому-либо шейху.

И, наконец, в последней, пятой главе «О необходимости изучения шариатских наук», автор говорит об обязательности изучения шариатских наук, и порицает шейхов, которые говорят о достаточности знаний относительно тариката.

В целом данный трактат очень интересен и дает информацию о некоторых актуальных проблемах мусульман Поволжья в 19 в. Необходимо отметить, что некоторые из этих проблем актуальны и в наше время.

«Слабый раб (Абдрахим Утыз-Имяни), надеющийся на прощение своего милостивого Господа, сказал: «После того, как праведники покинули этот временный мир и перешли в вечный, распространилась ложь и неясность, у истоков которой стоят наихудшие люди. Они говорят людям, что нет другого знания, кроме суфизма, они внушили им то, что приводит к раскаянию и сожалению, а так же они отвернулись от явных знаний. Эти люди пренебрегли деяниями и пророческой сунной. Они слишком легкомысленно отнеслись к оставлению зловещих нововведений и отвергли постоянство в добровольных богослужениях. Они были легкомысленны в отношении пророческой этики морали, и посчитали ученых богословов заблудшими, и даже врагами религии, и запретили своим последователям сидеть рядом с ними и сопровождать их. Эти люди освободили себя от всего этого подобно глупцам или животным, которые едят то, что обнаружили. Они хвалятся своей медитацией, а на самом деле отступили от Ислама, и следуют своим страстям, радуясь своим внешним одеяниям. Мое сердце сжимается от всего этого, поэтому я хотел раскрыть некоторые драгоценности истины, и предостеречь мусульман от этих людей и освободить себя от ответственности в Судный День от наказания, которое пообещал Аллах ученому, который молчит, видя появление нововведений.

Знай, что вся сунна пророка, да благословит его Аллах и приветствует, – от Аллаха. В Коране по этому поводу сказано: «И не говорит он от себя, это поистине внушение, которое ему ниспосылается». Поэтому пророк, да благословит его Аллах и приветствует, отказался от тех, кто оставил его сунну.

В наше же время очень сильно распространились бидга, и никто их не отвергает. И только те, кого наставил Аллах, придерживаются сунны и борются со своими страстями. А те, кого Аллах оставил, то они погрузились в бидга и заблудились. Но Аллах оставляет только тех, кто не усерден в следовании…

…Все благо в следовании пророку, да благословит его Аллах и приветствует. И нет недостатков у Аллаха, который доволен последователями (пророка), и приблизил их к себе, а так же гневается на мубтадигов и отдаляет их от себя. Горе рабу, который говорит, что любит Аллаха и Его пророка, а сам не следует Корану и сунне. Счастье тому рабу, который придерживается положительных сторон морали и следует сунне. В одном из хадисов передано, что у пророка спросили: «А кто твои друзья, о посланник Аллаха?». Он ответил: «Это те, кто оживляют мою сунну, и обучают ее другим».

Исходя из этого, мы можем сказать, что в основе всех дел должно лежать следование посланнику, да благословит его Аллах и приветствует. Человек не достигает своей цели только по причине оставления основ, Аллах в Коране сказал: “Сообщить ли мне вам про потерпевших наибольший убыток в делах, тех, усердие которых заблудилось в жизни ближней, и они думают, что они хорошо делают?” 18:104.

Вторая глава «О порицании бидга».

В одном из хадисов сказано: «Остерегайтесь нововведений, так как они все бидга, а каждая бидга – это заблуждение. И тот, кто походит на кого-то не из нас, тот не из нас». Фудайл сказал одному из своих учеников: «Остерегайся дружбы с тем, кто совершает даже небольшую бидга, так как позор этого коснется и тебя, даже если через какой то промежуток времени».

Однажды Хасан аль-Басри, совершив пятничную молитву, сел и заплакал. У него спросили: «Почему ты плачешь, о Абу Саид?» Он ответил: “Вы порицаете меня за то, что я плачу. Если бы один из мухаджиров заглянул в вашу мечеть, то он ничего не нашел бы из того, что было во времена пророка, кроме Киблы». Смотри, читатель, это слова ученого, дела которого не расходились со словами, это слова одного из великих табигинов. Если уже в то время из сунны пророка не осталось ничего, кроме Киблы, то что же ты скажешь о нашем времени?

Есть такие виды богослужений, за которые молящийся получает вместо вознаграждения, наказание. Например, совершение добровольной молитвы после утренней или предвечерней молитв, так как это противоречит сунне. Человек, получит вознаграждение за свое богослужение, только в том случае если оно соответствует шариату. Например, если кто-либо будет совершать стояние в долине Арафата, не в день Арафа, а в какой-либо другой день и выполнит все положенные богослужения, то, несмотря на это, он будет считаться грешником, ослушавшимся Аллаха и его пророка, так как он противоречит сунне. Поэтому необходимо соблюдение пространственно-временных критериев. Например, человек, совершающий ежедневные молитвы, до наступления их времени не входит в число тех, о ком Аллах сказал: «Старайтесь же опередить друг друга в добрых делах!» 2:148.

И не нужно следовать за мубтадигом или несправедливым из уважения к ним, или в надежде на какое-то подаяние, необходимо отвернуться от них, как отвернулся Аллах. Однажды, когда халиф ал-Мутавалли был в Медине и посетил Хатима ал-Асамма, то, обратившись к нему, халиф сказал: «Пожелай для меня чего-либо, о шейх». Тот ответил: «Я желаю, чтобы я тебя не видел, и ты меня не видел». Сравните этого шейха с нашими современными!

В одном из хадисов сказано: «Поиск истины — это как нахождение на чужбине, ищущий истину — странник, даже если он у себя дома». В другом хадисе сказано: «Как прекрасны странники». Однако странник – это не тот, кто покинул своих родных или свою родину, и не тот, кто переезжает из одного места в другое. Странник – это тот, кто действует согласно Корану и сунне. У него нет помощников, поэтому он как чужой, как странник. Однако этот человек близок к Аллаху и Его посланнику».

Печатное издание книги «Жемчужины разъяснений» – это уже вторая публикация печатных трудов Утыз-Имяни, написанных на арабском языке. Данная публикация подготовлена на базе рукописей, хранящихся в отделе рукописей и текстологии ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан.

Перевод с арабского, предисловие и заключение к книге выполнены Р. Адыгамовым.

Книга выпущена в издательстве «Иман», г. Казань, 2003 г.

Также несколько трудов Абдрахима Утыз-Имяни, его биография и список трудов выпущены в отдельном томе в серии «Антология татарской богословской мысли».

02.08.2015

Галимджан Баруди (наст. фамилия Галеев; 17 февраля 1857, деревня Малые Ковали, Казанская губерния, Российская империя — 6 декабря 1921) — российский татарский учёный-богослов, религиозный и общественный деятель, педагог.


Галимджан Баруди (наст. фамилия Галеев; 17 февраля 1857, деревня Малые Ковали, Казанская губерния, Российская империя — 6 декабря 1921) — российский татарский учёный-богослов, религиозный и общественный деятель, педагог.
Биография
Родился в семье торговца. Когда ему было три года, его семья переехала в Казань. В 1862 году начал учиться чтению и письму в медресе Казани. В 1875 году уехал в Бухару для продолжения своего религиозного образования. В 1882 году вернулся в Казань, где стал вторым имамом в Белой мечети, за короткое время значительно преуспев по службе и увеличивая круг учеников, ввиду чего Диния в 1883 году позволила ему основать своё медресе. Баруди сделал это практически сразу же, дав новому медресе имя своего отца — «Мухаммадия». Вскоре его медресе становится крупным и престижным духовным училищем Казани. В 1887 году предпринял длительную поездку в Османскую империю и Египет.

С 1905 года Баруди практически полностью посвятил себя педагогической деятельности, писал учебники, активно публиковался в печати, расширял и совершенствовал учебную программу своего медресе, а число учеников в нём и авторитет созданной им мусульманской школы ещё более выросли. В 1906 году Баруди основал и возглавил журнал «Әд-дин вәл-әдәп» (рус. «Религия и нравственность»), издававшийся в Казани, который был запрещён властями в 1908 году. В том же году Баруди был обвинён в распространении панисламистских взглядов и сослан в Вологодскую губернию. В 1913 году вернулся из ссылки и возобновил издание своего журнала до 1917 года.

Баруди также был активным деятелем мусульманского движения в Российской империи в целом. В частности, в январе и августе 1906 года он участвовал в работе 2-го и 3-го съезда мусульман России, был членом комитета правления мусульманской организации «Иттифак әл-мөслимин». 1–2 мая 1917 года на Всероссийском съезде мусульман в Москве большинством голосов Динии был избран муфтием. Баруди умер в Москве в 1921 году, в последние месяцы жизни активно участвуя в работе комитета по помощи голодающим Волго-Уральского района.
Память
Его имя носит улица в Кировском районе Казани.
Ссылки
Галимджан Баруди (1857–1921). Просветитель сквозь призму суфизма // И. Набиуллин. — Ислам. — 2011. — № 25 (01).
Казанда Галимҗан Баруди һәм аның иҗади мирасына багышланган чара уздырыла

22.03.2015

КАМАЛ Галиаскар Галиаскарович (1879—) — татарский драматург и публицист


КАМАЛ Галиаскар Галиаскарович (1879—) — татарский драматург и публицист. Р. в Казани, в семье кустаря. До 1900 учился в духовной школе (медрессе) муллы Варуди в Казани. Самоучкой изучил русский яз. и увлекся русской драматической лит-рой и театром. Общее реформаторское движение среди шакирдов (учащейся молодежи), движение протеста против влияния феодального Востока захватило и К. Он выступает в своих драматических произведениях против старых полуфеодальных пережитков в татарской жизни. Первая драма К. «Бахетсез егет» (Несчастный юноша) написана в 1898 и издана в 1899. Так. обр. К. начал свою литературно-драматическую деятельность еще задолго до зарождения татарского театра (1906) и вполне заслуженно считается отцом татарской драматургии. К. — чрезвычайно плодовитый литератор; он написал 15 оригинальных драматических произведений и перевел с русского и турецкого яз. около 100 произведений, в числе которых следует указать переводы русских и иностранных классиков: «Ревизор» Гоголя, «Гроза» Островского, «На дне» М. Горького, «Скупой» Мольера и др.
К. — представитель реалистического театра в татарской драматургии; он дает своих героев в окружающей их обстановке, мастерски изображая фанатичных невежественных татарских купцов, купчих, характерных для тогдашней татарской жизни бабок-знахарок и тому подобные типы. Классическими образцами тупоумия и консерватизма татарской реакционной буржуазии в произведениях К. являются — купец Хамза (комедия «Бренче театр» — «Первый спектакль»), для к-рого «сам господин пристав» — все на свете, и лавочник Ахметзян (пьеса «Безнен шахар серляре» — «Тайны нашего города») — вождь духовного центра татарской буржуазии Казани, Сенного базара, ярый противник всего нового и прогрессивного, и в то же время пошляк и развратник. К. бичует и молодую либеральствующую татарскую буржуазию.
Велики заслуги К. как создателя современного татарского лит-ого яз. на основе казанского народного говора. В период, когда К. выступил на лит-ую арену, в татарской лит-ре господствовало влияние турецкого и арабского яз., и сторонники татаризации лит-ого яз. были малочисленны и слабы. К. с первых же шагов своей лит-ой деятельности (1899) выступил смелым сторонником этой демократизации. В предисловии к «Бахетсез егет» он ратует за введение в литературу «уличного языка» и бросает вызов приверженцам «высокого» стиля. И до сих пор яз. К. является классическим образцом татарского лит-ого языка.
Бичуя старое, К. не сумел достаточно четко показать силы нового класса, идущего на смену старому. Но как публицист К. чрезвычайно близок нам. Публицистическую деятельность К. начал в 1905, когда в Казани стали выходить татарские газеты. Был сотрудником либерально-буржуазной газеты «Казан Мухбире» (Казанский вестник), но разошелся с руководившими газетой кадетами и в 1906 издавал газету «Азат Халк» (Свободный народ), в к-рой сотрудничал большевик Кулахметов. В «Азат Халк» печатались статьи против пантюркистской газеты «Терджеман», против национал-кадетской — «Мусульманский союз» и за пролетарскую диктатуру. Газета после 14-го номера была закрыта. В 1908—1909 совместно с популярнейшим татарским поэтом А. Тукаевым К. редактировал юмористический журнал «Яшен» (Молния); до Октябрьской революции Камал сотрудничал в газете «Юлдуз».
С первых же дней Октябрьской революции К. без колебаний перешел на сторону пролетариата и до настоящего времени сотрудничает в партийно-советской печати. В годы гражданской войны под псевдонимом «Аулиа и компания» К. пишет сатирические произведения, очень популярные среди рабочих и крестьян Татарии, и работает в драмкружках частей Красной армии. Советская общественность достойно оценила плодотворную деятельность К. В 1923 ему присуждено звание героя труда, в 1926 (20-летний юбилей татарского театра) — звание народного драматурга Татарии; в 1929 К. отпраздновал 30-летний юбилей своей лит-ой деятельности.
Библиография:
I. Оч бадбахет, Казань, 1902; Бахетсез егет, Казань, 1907; Бренче театр, Буляк учен, Казань, 1907; Банкрот, Деджал, Казань, 1912; Безнен шахар серляре, Кайныш, Казань, 1913; Ойляням, Кондяш, Казань, 1918; Собр. сочин. (Буляк учюн, Бренче театр, Бахетсезегет), Казань, 1925; Хафизалау-иркям, Казань, 1928.

II. Абдрахман Саади, История татарской литературы (на татарском яз.), Казань, 1926, стр. 114 и сл.

20.03.2015

Тинчурин Карим Галиевич — Биография


Тинчурин Карим Галиевич — Биография

Карим Галиевич Тинчурин (тат. Кәрим Тинчурин; 15 сентября 1887—1938) — татарский писатель, актёр, драматург и прозаик, один из основоположников профессионального татарского театра и драматургии.

Карим Галеевич родился в крестьянской семье 15 сентября 1887 года в деревне Таракановка (Белоозерка) Пензенской области в семье крестьянина. В 1900 г. приезжает в Казань и поступает в медресе «Мухаммадия», которое из протеста бросает в 1906 г. В 1910(1911) г. он поступает в труппу «Сайяр», становится актером и посвящает свою жизнь театру. В годы гражданской войны Тинчурин — главный режиссер и руководитель 13-й труппы при политуправлении Красной Армии. В 1920 г. главный режиссер и руководитель татарской театральной студии при 1-м татарском театре в Самаре (Самарской актерской студии). В 1921 г. — руководитель Оренбургской татарской пролетарской группы (татарский театр имени Г. Кариева). В 1922 г. после возвращения в Казань правительство Татарстана предложило создать государственную труппу из татарских артистов и назначило Тинчурина главным режиссером. В ноябре 1922 г. он возглавляет Татарский государственный театр. В 1928—1929 гг. — главный режиссер Астраханского татарского театра, в в 1933 г. основал Татарский государственный театр драмы и комедии (ныне его имени). В 1926 г. Тинчурину присвоено звание «Заслуженный артист ТАССР», в 1936 г. широкая общественность отмечает двадцатипятилетие его трудовой деятельности. Его драматургия вошла в золотой фонд национального театра («Казанское полотенце», «Угасшие цветы», «Голубая шаль» и другие). Традиционно каждый свой театральный сезон ТГАТ им. Г.Камала открывает мелодрамой «Голубая шаль». В 1988 году имя К. Тинчурина присвоено театру драмы и комедии.

Арестован 17 сентября 1937 г. Приговорен тройкой НКВД ТАССР 14 ноября 1938 г., обв.: 58-2, 58-6, 58-7, 58-11. (“участник националистической организации, шпионаж в пользу Японии, вредительство на культурном фронте”). Приговор: ВМН, конфискация имущества. Расстрелян 15 ноября 1938 г. Место захоронения – в г.Казань. Реабилитирован 14 октября 1955 г.
Творчество
Автор 27 пьес, в том числе комедий:
«МОНАЗАРӘ (Дискуссия)» (1906)
«НАЗЛЫ КИЯУ (Капризный жених)» (1916)
«Берегись, не взорвись!» (1918)
«ЙОСЫФ БЕЛӘН ЗӨЛӘЙХА (Юсуф и Зулейха)» (1919)
«КАЗАН СӨЛГЕСЕ (Казанское полотенце)» (1924)
«АМЕРИКАН (Американец)» (1924)
Трагикомедии:
«ҖИЛКӘНСЕЗЛӘР (Без ветрил)» (1926)
Драмы:
«ШОМЛЫ АДЫМ (Опасный шаг)» (1916)
«БЕРЕНЧЕ ЧӘЧӘКЛӘР (Первые цветы)» (1917)
«СҮНГӘН ЙОЛДЫЗЛАР (Угасшие звёзды)» (1924)
Мелодрамы:
ЗӘҢГӘР ШӘЛ (Голубая шаль) (1926)
«КАНДЫР БУЕ (На реке Кандре)» (1932).
Сборник рассказов «МӘРҖӘННӘР (Кораллы)» (1960)
«ӘСӘРЛӘР (Сочинения)» в трех томах (1985-86)
Сыграл ряд значительных ролей:
Хлестаков в «РЕВИЗОР» Н.В.Гоголя
Борис Годунов в «СМЕРТЬ ИОАННА ГРОЗНОГО» А.К.Толстого
Жамалетдин в «БАНКРОТ» Галиаскара Камала
Сулейман в «НЕРАВНЫХ» Фатиха Амирхана)

Поставил свыше 20 спектаклей, в том числе почти по всем своим пьесам.
Признание
Заслуженный артист Татарской АССР (1926)
С 1989 года его имя носит Татарский театр драмы и комедии
Источники
«Татарский энциклопедический словарь» Казань, Институт Татарской энциклопедии АН РТ, 1998
И.И.Илялова,Р.Р.Мусабекова «Татарская энциклопедия» Казань, Институт Татарской энциклопедии АН РТ, 2002-14

19.03.2015

Рудольф Нуреев

Биография Рудольфа Нуриева

 
 (обновлено: )3763
Сегодня исполнилось бы 75 лет артисту балета, хореографу и дирижеру Рудольфу Нуриеву.

Рудольф Нуреев родился в поезде, направлявшемся во Владивосток, между Иркутском и Слюдянкой 17 марта1938 года. Согласно документам КГБ СССР, по национальности татарин[3]. Его отец, Хамет Фазлиевич Нуреев (1903—?), был родом из деревни Асаново Шариповской волости Уфимского уезда Уфимской губернии (нынеУфимский район Республики Башкортостан), мать — Фарида Аглиулловна Нуреева (Идрисова) (1907—1987) родилась в деревне Татарское Тюгульбаево Кузнечихинской волости Казанской губернии (ныне Алькеевский район Республики Татарстан)[4][5]. В автобиографии Нуреев пишет о своих родителях таким образом:

«Мать моя родилась в прекрасном древнем городе Казани. Мы мусульмане. Отец родился в небольшой деревушке около Уфы, столицы республики Башкирии. Таким образом, с обеих сторон наша родня — это татары и башкиры.»

— Нуреев Р. Х. Автобиография. М., 1998.

Вскоре после рождения отец получает назначение в Москве. В 1941 году Рудольф с матерью оказались в эвакуации в Башкирской АССР. Начал танцевать в детском фольклорном ансамбле в Уфе, а в 1955 году поступил в Ленинградское хореографическое училище, учился в классе Александра Пушкина. После его окончания в 1958 году Нуреев стал солистом балета театра имени С. М. Кирова (в настоящее время — Мариинский театр).

16 июня 1961 года, находясь на гастролях в Париже, отказался вернуться в СССР, став «невозвращенцем».

Вскоре Нуреев начал работать в Королевском балете (Королевский театр Ковент-Гарден) в Лондоне и быстро стал мировой знаменитостью. Получил австрийское гражданство.

Более пятнадцати лет Нуреев был звездой лондонского Королевского балета и являлся постоянным партнёром великой английской балерины Марго Фонтейн. Выступал по всему миру (в Европе, США, Японии, Австралии и т. д.), работая очень интенсивно, например в 1975 году число выступлений достигло трёхсот. Считается, что Рудольф Нуреев полностью изменил пассивную роль танцора в классическом балете.

С 1983 по 1989 год Нуреев являлся директором балетной труппы парижской Гранд-опера. Не раз выступал на одной сцене с Ивет Шовире.

Одно из его главных достижений в этот период — «открытие» Сильви Гиллем. Участвовал в классических и современных постановках, много снимался в кино и на телевидении, ставил классические балеты.

В последние годы жизни выступал как дирижёр.

В 1984 году в крови танцора обнаружен ВИЧ. Болезнь прогрессировала и Нуреев скончался от осложнений СПИД 6 января 1993 года недалеко от Парижа.

Похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

29.06.2014

Мажит Гафури ( Гафуров Габдельмажит Нyрганиевич). [20 июля ( 1 августа ) 1880, Уфимская губерния — 28 октября 1934 ]

Мажит Гафури ( Гафуров Габдельмажит Нyрганиевич).
[20 июля ( 1 августа ) 1880, Уфимская губерния — 28 октября 1934 ]

Классик башкирской и татарской литературы Мажит Гафури оставил богатое литературное наследие. Как основоположник башкирской демократической литературы и продолжатель в ней традиций русского критического реализма, Мажит Гафури ярко отразил в своем творчестве тот глубокий демократический революционный перелом, который был вызван первой русской революцией во взглядах и чаяниях башкирского и татарского народов, поднявшихся вместе с русским народом на борьбу против темноты, невежества, самодержавия и эксплуатации. В то же время Мажит Гафури является основоположником башкирской советской литературы и выдающимся представителем татарской советской литературы.

Мажит Гафури выступил в литературе в то время, когда башкирский и татарский народы находились под жесточайшим гнетом царского самодержавия, царских колонизаторов, национальной буржуазии, баев, торговцев, кулаков и мулл. «Царская Россия, — говорится в «Кратком курсе истории ВКП(б)», — была тюрьмой народов. Многочисленные нерусские народности царской России были совершенно бесправны, беспрестанно подвергались всяческим унижениям и оскорблениям… Было запрещено издавать газеты и книги на национальных языках, в школах запрещалось обучаться на родном языке. Царское правительство стремилось задушить всякое проявление национальной культуры, проводило политику насильственного «обрусения» нерусских национальностей. Царизм выступал в качестве палача и мучителя нерусских народов….Народы, населяющие царскую Россию, стонали под двойным гнетом — своих собственных и русских помещиков и капиталистов».

Вторая половина XIX века в татарской и башкирской общественной жизни характеризуется зарождением и развитием просветительных идей и мыслей. Во главе татарского просветительства стоял крупнейший татарский ученый — писатель Каюм Насыров (1825–1902). Очень близко стоял к татарскому просветительству, особенно по отношению к России и русской культуре, башкирский просветитель — писатель Мухаметсалим Умитбаев (1842–1907). К. Насыров и М. Умитбаев ратовали за национальную культуру, литературу, понятную татарскому и башкирскому народам. Но они не смогли подняться до осознания необходимости революционной борьбы с самодержавием, реакционными классами и революционного преобразования России. Особенно во взглядах М. Умитбаева выразилась ограниченность и ошибочность в понимании русского монархическо-крепостнического государства и французской буржуазной революции. Только в самом начале XX века, особенно в годы первой русской революции, в татарской и башкирской общественной жизни зародилось новое направление: на историческую арену поднялись революционно-демократические писатели и поэты (Г. Камал, М. Гафури, Г. Тукай, Г. Кулахметов и др.), появились первые татарские и башкирские социал-демократы во главе с Хусаином Ямашевым. В это время ясно наметились три основных идейно политических течения, которые В. И. Ленин считал характерными для России эпохи империализма: либерально-буржуазное, мелко-буржуазно-демократическое и революционно-пролетарское. В восточных окраинах России борьба демократических, революционных и социалистических идей с буржуазно-националистическими и клерикальными приняла острый характер. Эта борьба положила свой отпечаток и на художественную литературу.

Мажит Гафури явился одним из выдающихся представителей демократическо-революционной мысли в татарской и башкирской литературе. Уже в годы учебы в медресе, в городе Троицке, он увлекался просветительской деятельностью Каюма Насырова, близко ознакомился с новой просветительской татарской литературой, с произведениями великих классиков Востока. А в 1903–1904 гг. Мажит Гафури также начал знакомиться с русской литературой XIX века.

Мажит Гафури (Габдулмажит Нурганиевич Гафуров) родился 3 августа (по старому стилю 20 июля) 1880 года в деревне Елем-Караново, Стерлитамакского уезда (ныне Гафурийский район республики Башкортостан), в семье бедного башкирского сельского учителя Нургани. Нургани имел маленькое хозяйство, летом занимался пчеловодством, а зимой обучал детей в школе своей деревни. Он видел нищенскую жизнь башкирских и татарских крестьян и стремился обеспечить своим сыновьям более высокий жизненный уровень. Нургани считал лучшим положение муллы или хальфа, и ему хотелось, чтобы все его сыновья (а их было четверо) в будущем стали «первыми людьми» среди крестьян.

Мажит с малых лет любил слушать народные сказки и легенды, рассказываемые отцом и крестьянами, отличался прилежностью в учебе. Восьми лет он уже самостоятельно начал читать мусульманские книги, и отец взял его к себе в школу. Маленький Мажит в течение двух-трех лет осваивает «программу» сельского мектебе и в одиннадцать лет начинает помогать отцу в обучении детей. Видя большие способности своего сына, Нургани осенью 1893 года устраивает Мажита в медресе соседней деревни Утяшево.

Медресе в деревне Утяшево было религиозно-схоластической школой. Вскоре отец Мажита умер, а спустя 6 месяцев умерла и мать. Для круглого сироты наступили тяжелые дни.

Осенью 1898 года Гафури пешком отправляется в город Троицк, расположенный в 450 километрах от его родной деревни. С большими трудностями он добирается до города и поступает на учебу в медресе ишана Зайнуллы Расулева. Сбежав от ужасов темной, нищей башкирской деревни с ее муллами, торговцами, кулаками и религиозными школами, Гафури очутился в провинциальном городе Оренбургской губернии (на территории нынешней Челябинской области), где колониальный гнет царизма переплетался с религиозно-духовным гнетом феодального Востока.

Материальное положение Мажита Гафури в Троицке продолжает оставаться тяжелым. Он попрежнему живет тем, что прислуживает богатым шакирдам, а в летние месяцы работает чернорабочим на торфяных разработках, на золотых приисках, в хозяйстве кулаков, учительствует в казахских кочевьях. Так продолжается до осени 1905 года.

Будучи совершенно неудовлетворенным учебой в религиозно-схоластическом медресе, Мажит Гафури в 1901–1903 гг. упорно занимается самообразованием. Этому способствует и открывшаяся в Троицке национальная библиотека «Хэзмэт». Гафури изучает арабский, турецкий, иранский и русский языки, историю и географию, восточную поэзию, просветительскую татарскую литературу и классическую русскую литературу. Все это расширяет его кругозор и укрепляет в нем критическое осмысливание окружающего. Гафури начинает открыто выступать против существующих порядков в медресе и его духовного отца — руководителя Зайнуллы-ишана. Вокруг молодого протестанта группируется передовая часть шакирдов и молодежи.

Весной 1902 года Гафури пишет свое первое сатирическое стихотворение «Шакирдам ишана», в котором высмеивает и смело критикует существовавшие порядки в медресе, деспотическое отношение ишана к шакирдам, их раболепие перед этим «святым» человеком. Это стихотворение в рукописном виде очень быстро распространилось среди шакирдов и молодежи и вызвало большое возбуждение среди них. Разгневанный ишан запретил Гафури жить в медресе, а консервативные шакирды, сторонники ишана, стали жестоко преследовать его. Тогда Гафури в городе снимает частную комнату, которая очень скоро становится культурно-просветительным очагом для прогрессивной молодежи. Летом этого же года он пишет свой первый художественный рассказ «Жизнь, прошедшая в нищете». Таким образом, Мажит Гафури выступил в литературе одновременно и как поэт, и как прозаик.

В этом же году Гафури пишет свою первую поэму «Сибирская железная дорога». В этой поэме Гафури смело критикует отсталость, бескультурье российских мусульман, призывает татар и башкир проснуться от вековой спячки, осознать свое жалкое положение, учиться у русского народа, построившего при помощи науки и техники грандиозную железную дорогу от Москвы до Дальнего Востока, до Китая. Поэма звучит как гимн родине — России, творческому гению, созидательному труду русского народа:

Вдоль дороги большие растут города,
А по рекам большие проходят суда, 
И народ, на сибирской живущий земле, 
Благодарен великой России всегда.

Честь и слава России — могучей стране, 
Чье дыханье я слышу в ночной тишине. 
Где слова разыскать, чтоб о ней рассказать. 
Чтоб достойною песней воспеть ее мне!..

Перевел А. Ойслендер

Гафури не понял империалистической сущности продвижения русского царизма на Дальний Восток, не понял того, что эта дорога, по характеристике В. И. Ленина, «великая не только по своей длине, но и по безмерному грабежу строителями казенных денег, по безмерной эксплуатации строивших ее рабочих». Но Гафури видел прогрессивное значение дороги, как результат больших достижений науки и техники, как проявление силы и мощи России, с которой должны брать пример мусульманские народы России, в первую очередь, татары и башкиры, живущие на Волге, Урале и в Сибири.

Мажит Гафури начал свой творческий путь как писатель-просветитель. Но уже в первых его произведениях, наряду с критикой схоластической системы обучения и воспитания молодежи и проповедью необходимости просвещения народа, рельефно вскрываются социальные противоречия татаро-башкирской общественной жизни накануне первой буржуазно-демократической революции в России. В рассказе «Жизнь, пройденная в нищете» Гафури впервые в татарской и башкирской литературе отобразил тяжелую жизнь народа, подневольный труд деревенских батраков, их гибель.

Конечно, просветительские взгляды Гафури не были свободны от противоречий и ограниченности. В целом до Октябрьской социалистической революции, несмотря на искреннее сочувствие идеям революционного свержения самодержавия, Мажит Гафури больше всего верил общественному и нравственному прогрессу через просвещение, культуру, не поднимаясь до понимания необходимости коренного революционного переустройства всего общественного и государственного строя. Но, несмотря на это, его просветительские взгляды были глубоко критическими, обличительными, направленными на воспитание общественного самосознания татарских и башкирских народных масс. Итак, в начале своего творчества Гафури выступает как писатель-просветитель, как защитник бедных, обездоленных людей, бесправных и угнетенных народов.

Осенью 1905 года Мажит Гафури бросает учебу в религиозно-схоластическом медресе в Троицке, переезжает в Казань и поступает на учебу в новометодное медресе «Мухаммадия». Но и это медресе крупного казанского муллы Галимджана Баруди, считавшееся передовым, оказалось буржуазно-схоластической высшей школой. Во главе ее стоял такой же представитель духовенства, как Зайнулла-ишан, отличающийся только некоторыми либеральными взглядами.

В Казани Мажит Гафури быстро знакомится с представителями передовой татарской интеллигенции: основоположником татарской драматургии Г. Камалом, преподавателем русского языка, революционным писателем-драматургом Г. Кулахметовым и революционером-большевиком Хусаином Ямашевым. Гафури принимает активное участие в шакирдских и студенческих забастовках и демонстрациях, в митингах, распространяет листовки и прокламации, сотрудничает в новых татарских газетах, пишет ряд стихотворений на злободневные политические темы.

Как давно связавший свои идейно-политические стремления с судьбой татарского и башкирского народов, Мажит Гафури приветствует первую русскую революцию стихотворением «Стихи радости», поздравляет свой народ с революцией. Он обращается с призывом осуществить давно желанную свободу и активно участвовать в революционной борьбе.

Дни свободы пришли, долгожданные дни, 
Людям нашей страны, словно праздник, они. 
Так прими же, народ, поздравленье мое, 
Нынче думы у нас и желанья — одни…

Перевела В. Звягинцева.

В конце 1905 года, когда революция достигла своей высшей точки, Гафури нашел ответ на вопрос: кто высасывает кровь из народа, кто его угнетает и кто над ним издевается. В стихотворении «Богач» поэт показал образ богача, который, опираясь на законы реакционного царского правительства, может в любое время оставить рабочих людей без работы, без крошки хлеба, выгнать на улицу. Поэт верит, что «скоро наступит светлое время, время справедливости и возмездия, тогда в пух и прах разлетится все: золото, серебро, дорогая одежда этих дубин-богачей!»

Первая буржуазно-демократическая революция в России еще сильнее углубила социально-политические мотивы в творчестве Мажита Гафури, расширила его тематику. Наряду с такими революционными стихотворениями, как «Перемена», «Настало время», «В период свободы», «Открылась первая дума», «Наши дни», «Две птицы» и др. Гафури в 1905 году написал рассказ «Голодный год или проданная девушка». В нем писатель отразил тяжелое положение бедной крестьянской семьи, трагедию татаро-башкирских девушек, проданных богачами в публичный дом.

В период первой русской революции в мировоззрении Мажита Гафури происходит резкий перелом. Поэт поднялся до понимания того, что задачей народных масс является свержение господства угнетателей и установление в обществе таких законов, которые отвечали бы интересам и требованиям народа. «Надо разорвать черный покров, тогда истинная свобода пустит свои корни в каждой деревне, в каждом городе», — говорит поэт в 1906 году в стихотворении «Открылась первая дума». Однако в эти годы в мировоззрении поэта были еще противоречия и ошибки. Гафури не понял политической сущности царского манифеста 17-го октября 1905 года и первой государственной думы. К ним он отнесся еще с доверием и ожидал от них разрешения волновавших его вопросов. Но, несмотря на все это, в целом творчество Мажита Гафури тех революционных лет выражает боевой дух, пафос борьбы народных масс против царского самодержавия и угнетателей народа.

Как известно, «после поражения декабрьского восстания начался поворот к постепенному отступлению революции. Подъем революции сменился ее постепенной убылью… Однако, революция еще не была подавлена. Рабочие и революционные крестьяне отступали медленно, с боями». Революционные волнения продолжались также в армии, во флоте, в провинциальных городах и на окраинах России, что не могло не отразиться и на творчестве Мажита Гафури. Поэт продолжает писать боевые, революционные стихи, проникнутые освободительными идеями, призывающими народ к усилению революционной борьбы. В конце 1906 года Гафури написал свои знаменитые стихотворения «Завет 1906 года 1907 году» и «Ответ 1907 года». Устами 1906 года поэт подытоживает революционную борьбу прошедшего года и выражает надежду на то, чтобы «свалить большое дерево» — самодержавие, «освободить овец» — угнетенных от «злодейства кровавых волков» — эксплуататоров.

Таким образом, творчество Мажита Гафури 1905–1906 годов проникнуто яркими освободительными и революционными идеями. Выражая настроения народных масс, писатель активно участвует в борьбе с царским самодержавием, национальной буржуазией и татаро-башкирским духовенством. В период первой русской революции Мажит Гафури оформился в подлинно революционно-демократического поэта и заложил основы башкирской демократической литературы. Активное участие в бурных событиях эпохи, рост сознания и обогащение жизненного опыта, резкий перелом в мировоззрении поэта определили и характер его творчества в целом. В поэзии Гафури этих лет доминирует уже не просветительство, а политическая лирика, проникнутая революционными идеями.

Столыпинская реакция явилась жестоким ударом для Мажита Гафури, всем сердцем ждавшего больших социально-политических преобразований в России. Официальные организации царского правительства включает поэта в список «подозрительных людей», «вольнодумцев» и «бунтовщиков». Агенты царской охранки ищут местонахождение Гафури. Поэтому весной 1906 года, избегая преследования полиции, Гафури, вместе с татарским поэтом Миргаязом Укмаси, уезжает в казахские степи, а потом, осенью того же года, переселяется в Башкирию, в Уфу, где живет до самой своей смерти (1934 г.). Осенью 1907 года Гафури поступает вольнослушателем высшего полудуховного, полусветского медресе «Галия» и успешно оканчивает его в 1909 году.

Царское самодержавие беспрестанно преследовало Гафури. Его два сборника стихов «Моя молодая жизнь» и «Любовь к нации», а также рассказ «Дети-сироты» были конфискованы. Над самим поэтом с 1911 года был учрежден особый надзор полиции. Царская цензура придиралась к каждому новому произведению поэта, ища в нем «сомнительных», «бунтовщических» идей и мыслей. Преследования Гафури продолжались вплоть до 1917 года.

По поводу вышеуказанных сборников Гафури, в которые были включены знаменитые стихотворения поэта «Открылась первая дума», «Богач», «Две птицы», «Завет 1906 года 1907 году», «Ответ 1907 года» и другие, Казанский временный комитет по делам печати в своем донесении от 29 марта 1911 года прокурору Казанской судебной палаты писал: «В то время, как начальствующие лица и правительство именуются «тиранами», «обидчиками», «людьми, причиняющими вред другим», «кровопийцами-волками», «врагами» — революционеры именуются «героями», «светлыми головами», восхваляется их деятельность, направленная к тому, чтобы свалить «большое дерево», под которым подразумевается существующий государственный строй….Стихи на стр. 30, 32 и 34 содержат призыв к продолжению деятельности, направленной к ниспровержению существующего в государстве общественного строя, причем в сокращении приведен и обычный революционный лозунг».

Основываясь на этом донесении, Казанский окружной суд завел «дело о публичном распространении сочинения, возбуждающего к учинению бунтовщического деяния и к ниспровержению существующего строя,…отпечатанное в брошюре Гафурова».

Столыпинскую реакцию Гафури глубоко ненавидел, назвал ее «торжеством ишанов и позорной жизнью, наполненной змеями-драконами». Несмотря на преследования полиции и конфискацию книг, Гафури не ослабил упорной творческой работы. В 1907–1913 годах Гафури, наряду с многочисленными стихотворениями и сатирическими баснями, написал также значительное количество реалистических и романтических рассказов и повесть «Бедняки». Главными персонажами этих произведений выступают городские бедняки, старики-батраки, беспризорные дети, нищие и др. Вся симпатия и любовь М. Гафури на стороне этих людей, придавленных социальным строем того времени.

Мажит Гафури, как подлинный народный писатель и выразитель страданий широких масс, находящихся в тисках реакции, разоблачает роскошь, сытость, эгоизм и безделье, господствующих классов. В этом отношении большое значение имеют его повесть «Бедняки» (1907) и стихотворение «Я вышел на базар». В повести перед глазами читателя проходит жизнь бедняка Шарифа, его жены Бадриямал и их детей. Повествование заканчивается смертью Шарифа. В морозные дни, в центре города, на базаре, в ожидании работы бедняк простуживается, тяжело заболевает и умирает. Еще трагичнее судьба молодой женщины-башкирки Джамили, брошенной на произвол судьбы мужем-деспотом. Долгие дни проводит она в безуспешных поисках работы, нищенствует и умирает в лачуге Шарифа перед родами. Описание жуткой жизни, смерти и похорон Джамили превращается в гневный протест против существующего социального строя, против богачей, служителей мусульманской религии — мулл. И в повести «Бедняки», и в стихотворении «Я вышел на базар» жизнь умирающих от голода и холода городских бедных людей противопоставлена жизни буржуа, который живет «как в раю: смеется, шутит, сыт».

Как и великий татарский народный поэт Г. Тукай, Мажит Гафури является самым искренним другом бедных, угнетенных и обездоленных женщин — татарок и башкирок. В таких произведениях, как «Женщина-татарка» (1908). «Забытое преступление или воспоминание о прошлом» (1909), «Терпению Зайнап пришел конец» (1911) и др., М. Гафури, как и в повести «Бедняки», раскрывает тяжелое положение женщины, угнетаемой мужем-деспотом, кровожадными баями, торговцами и духовенством.

Гафури, учась у великого русского баснописца И. А. Крылова, с одной стороны, и, подражая басенным жанрам восточной литературы, с другой, создал целую серию басен, полных национального колорита. Наряду с общими явлениями российской действительности тех лет, он изображает в них конкретные стороны общественной жизни татар и башкир. В своих баснях Гафури резко критикует и разоблачает деспотизм, беззаконие правящих классов, фальшивость царского суда, гнилость буржуазной морали, деспотизм мусульманского духовенства, лицемерие и трусость национальной либеральной буржуазной интеллигенции. В своих баснях, насыщенных духом народности, поэт мастерски использовал народные пословицы, поговорки и острые выражения. Гафури является основоположником басенного жанра не только в башкирской, но и в татарской литературе. Преследования самодержавия, придирки царской цензуры, издевательства татарской и башкирской буржуазии и духовенства над поэтом заставляли его прибегать к самым различным литературным формам и к «эзоповскому языку». С баснями Гафури очень тесно связано появление в его творчестве также сатирических стихотворений («Всезнающий мулла», «Сладость чина», «Угощение, посланное богом», «Он еще не стар»).

В творчестве Мажита Гафури 1909–1913 годов, особенно в его прозе, появляются романтические мотивы и образы. Таковы его рассказы-легенды: «Заятуляк и Сусылу», «На берегу Белой», «Впечатления», «Булгар кызы Айхылу» и др., написанные на основе фольклорных материалов. Но романтизм революционно-демократического поэта М. Гафури резко отличается от романтизма, возникшего в период реакции в татарской и башкирской буржуазно-националистической литературе. Романтизм Гафури — прогрессивный, проникнут освободительными идеями. Выведенные в его своеобразных романтических рассказах-легендах образы (Заятуляк, Сусылу, Алтынсэс) наделены большой силой воли, возвышенными идеалами, глубокими патриотическими чувствами. Однако судьба этих романтических героев трагична: они в большинстве случаев погибают, не находя на земле счастливой жизни и чистой любви. В рассказе «На берегу Белой» М. Гафури создал образ легендарной девушки с солнечным ликом, которая в момент серьезной опасности для своей родины первой бросается против войск чужеземцев, пришедших с Востока в качестве завоевателей. В романтизме М. Гафури заметно влияние революционной романтики Максима Горького.

Весной 1912 года Гафури устраивается на работу в типографию «Шарек» («Восток») в качестве корректора. В этой типографии Гафури работал до 1919 года.

Как суровый реалист, Мажит Гафури и в годы черной реакции никогда не отрывался от жизни простого народа. Он всегда оставался в той среде, где в страшной нужде жил бедняк:

Я там, где стонут бедняки. Все нищие — мои друзья. 
Они — мой круг. С любым из них сумею столковаться я. 
Я их люблю за то, что в них ни капли скрытой злобы нет. 
Любой из бедных чист душой, хотя и в рубище одет…

Перевел Д. Кедрин

Свою неразрывную связь с народом поэт еще ярче выразил в стихотворении «Я и мой народ»:

Лишь сделаю я шаг вперед — 
Как тотчас оглянусь назад:
Желая знать, куда шагнул, 
К народу обращаю взгляд.

Перевел П. Панченко.

Империалистическая война принесла трудящимся тягчайшие страдания и лишения. Это не могло не отразиться на творчестве Мажита Гафури, давно связавшего свою судьбу с судьбой угнетенных народных масс. В мировоззрении Гафури происходит резкий перелом. В 1915 году в знаменитом стихотворении «Видно, нет тебя, аллах!» Гафури подвергает сомнению существование бога, обвиняет религию в рабском служении золоту-капиталу. Народным массам, стонавшим под тяжестью кровавой войны, пользы от религии нет. А бог ничего не делает против злодеяния на земле, смотрит «сквозь пальцы на слезы и кровь». Такое выступление поэта в разгаре войны вызвало резкое возмущение татарского и башкирского духовенства и реакционной национальной буржуазии.

Свое резкое отрицательное отношение к войне Гафури ярко выразил в стихотворении «Кто он?», написанном в 1915 году. В этом стихотворении Гафури обращается уже не к богу, который «сотворил людей», а прямо к рядовым солдатам воюющих стран, призывает их к прекращению войны, к борьбе за завоевание свободы:

Этот враг твой, тобою заколотый в битве, — кто он?
Он лежит окровавлен, он насмерть тобой поражен.

…Ты с востока, он с запада шел, оба думали вы:
«Если я не успею убить — не сношу головы».

…Нет! Пока ты в невольниках, твой не изменится путь. 
Сам хозяином дел своих стань ты, — свободу добудь!

Перевел Н. Панов.

Страстный призыв к просвещению, ненависть к царизму и презрение к национальному рабству, великая любовь к правде и угнетенному народу, яркий гуманизм, жажда свободы и борьба за нее, надежда на светлое будущее, уважение и любовь к русскому народу и его великим писателям — все это составляет основное содержание дореволюционного творчества Мажита Гафури. Оставаясь верным идее дружбы народов, прославляя способность народа к жизни, творчеству, труду и борьбе, свято храня освободительные и революционные чувства и мысли, Гафури всегда шел со своим народом.

Великую Октябрьскую социалистическую революцию Мажит Гафури встретил с большим подъемом и огромной радостью.

Перед ним не стоял вопрос: «принимать или не принимать эту революцию». Гафури хорошо понимал, что эта революция есть начало величайшего преобразования человеческого общества на новых социальных началах, что она освободила народы России от помещичьего и капиталистического гнета, от национального бесправия и создала широкие возможности для культурного и экономического развития трудящихся всех национальностей, объединила их в единую дружную семью.

Мажит Гафури является певцом Великой Октябрьской социалистической революции, которая освободила Гафури от идейно-политических противоречий, дала ему духовную удовлетворенность жизнью, крепко связала идейно его с гегемоном этой революции — рабочим классом.

Мажит Гафури в честь социалистической революции создал задушевные, прекрасные оды, пламенные лирические стихотворения («Своему сердцу», «Дни освобождения», «В честь свободы», «Противникам свободы», «Прочь сомнения и страх!», «Революция», «Торжественный праздник» и др.), которые являются лучшими образцами послереволюционной башкирской и татарской советской поэзии. Когда молодая Советская республика оказалась в серьезной опасности, а определенная часть татарской и башкирской интеллигенции скатилась в лагерь контрреволюции. Мажит Гафури, как подлинный революционный поэт, пламенно выступает в защиту октябрьских завоеваний, призывая трудящихся грудью отстаивать молодую Советскую республику. Свое испытанное в борьбе перо он направляет против белых банд, интервентов и контрреволюционных националистов. Такие стихотворения поэта, как «День суда», «Луч», «Богачу», «Наш путь», «Дай руку!», «Не бойтесь!», «Пускай развевается красное знамя», «Привет», «Клятва», «Татарскому джигиту», имели большое агитационное значение.

Мажит Гафури с большим вниманием следил за ходом гражданской войны, живо откликался на каждую победу героической Красной Армии на фронтах. С получением вести о победе Красной Армии под руководством товарища Сталина под Царицыном, поэт пишет известное свое стихотворение «Дай руку!» и от всей души поздравляет победителей:

Дай руку мне — ту руку, из которой
Струилась кровь горячая, когда
Ты вражеские сокрушал твердыни, 
От них не оставляя и следа.

Позволь пожать твою святую руку, 
Усталую от множества трудов — 
Ведь ею ты оборонял Царицын
И отстоять грядущее готов.

Перевел М. Шехтер.

Когда царский адмирал и ставленник англо-американских империалистов Колчак двинул свои войска на Урал, на родину поэта, Мажит Гафури, ясно понимая всю серьезность и опасность создавшегося положения, написал свое знаменитое стихотворение «Татарскому джигиту», призывая татарских и башкирских джигитов «наточить на голубом камне Урала сабли и прогнать врагов».

Стихи и песни Мажита Гафури, написанные в годы гражданской войны, проникнуты горячим советским патриотизмом. Они вдохновляли бойцов Красной Армии, трудящихся на борьбу против внутренних и внешних врагов молодого Советского государства. В 1920 году Мажит Гафури написал поэму «Эшсе» («Труженик»), в которой отобразил процесс обнищания, пролетаризации татарского и башкирского крестьянства в дореволюционное время, жестокую эксплуатацию рабочих.

В июне 1923 года советская общественность Башкирии отметила двадцатилетие творческой деятельности Мажита Гафури. Решением Башкирского Центрального Исполнительного Комитета ему было присвоено звание народного поэта Башкирской республики и созданы необходимые условия для его дальнейшей плодотворной творческой работы. В своей тетради «Воспоминания», в дни подготовки к юбилею, он чистосердечно и взволнованно писал: «Не так много времени пройдет, как весь мир, весь земной шар будет распевать песни свободы… Мы этому верим и ждем с нетерпением. Я пою только об этом, только с ней нахожу душевный подъем, почву для своего вдохновения, смысл своей жизни. Только после революции я понял смысл жизни. Я пришел к выводу о том, что люди добиваются свободы только через многие жертвы и страдания. С этой мыслью я жил в течение долгих лет и вот уже пришел к прекрасной весне 1923 года. Я теперь очень рад, как птица, прилетевшая с юга». В 1924–1929 гг. Гафури работает в редакции татарской газеты «Новая деревня». В эти годы быстро развивается и расширяется его творческая деятельность. Кроме стихотворений, он пишет свои известные повести «Черноликие», «Ступени жизни» и «На золотых приисках поэта», пьесу «Красная звезда», либретто к опере «Эшсе», а также много статей. Его популярность еще быстрее растет среди народа, среди татарских и башкирских грудящихся масс.

Поэт ясно понимал, что строительство социализма в нашей стране формирует новых людей, для которых труд стал делом чести, славы, доблести и геройства. Его творчество стало еще более многогранным, обогатилось новой тематикой, новыми жанрами и образами.

Мажит Гафури является современником двух эпох, противоположных друг другу. Поэтому он часто и законно прибегает к сопоставлению этих двух миров: в прошлом он видел темную ночь, а в настоящем — сверкающую зарю.

Повесть «Черноликие» (1923–1926) справедливо считается шедевром башкирской и татарской советской литературы. Она является самым популярным произведением в народе. Написанная писателем Гайнаном Амири в соавторстве с артистом Вали Галимовым на сюжет этой повести драма «Кара юзляр» вот уже более пятнадцати лет не сходит со сцены Башкирского академического театра и колхозно-совхозных театров республики. Повесть «Черноликие» написана на основе живого факта, свидетелем которого был Гафури, будучи учеником деревенской схоластической школы. Спустя тридцать с лишним лет Гафури вернулся к этому страшному трагическому событию. В повести в ярких художественных картинах изображается татаро-башкирская действительность 90-х годов прошлого столетия, вскрывается трагическая судьба обаятельной, красивой и трудолюбивой девушки, доведенной законами шариата, деревенскими муллами и фанатиками до гибели. Пленительные образы героев этой повести — Галимы — «одной из миллионов жертв старого мира» — и ее возлюбленного, трудолюбивого, замечательного деревенского юноши Закира, являются любимыми героями читателей. Прототипом образа Галимы является, до некоторой степени, младшая сестра поэта Сафия. Как описано в повести, умная, трудолюбивая и красивая девушка Галима чистосердечно полюбила лучшего джигита своей деревни Закира. Они мечтают о счастливой будущей семейной жизни. Но завистники-сыновья богачей и вместе с ними мулла-хазрет и его окружающие фанатики ненавидят чистосердечную, душевную любовь молодых людей и всеми силами мешают им жениться. Для «разоблачения» их преступности перед законами шариата оказалась достаточной встреча и задушевная беседа Галимы и Закира. Их объявляют нарушителями законов шариата, вероотступниками, большими грешниками и сурово позорят перед всей деревней. Кроме того, особенно тяжким ударом для Галимы было проклятие ее отца Фахри, который был в плену отвратительных религиозных предрассудков. Старик Фахри выгоняет свою единственную дочь из дому. А ее возлюбленный вынужден покинуть деревню и уехать в город. Известная всей деревне своей красотой и трудолюбием Галима не может вынести этого «позора»: она сходит с ума и гибнет, утонув в проруби. Но и Закир, сильно избитый и искалеченный, очень серьезно заболел туберкулезом легких, доходящим до кровохарканья: «У него болезнь сидит внутри».

Вместе с тем в этой повести Мажит Гафури беспощадно срывает маски с татаро-башкирского духовенства. Эти люди предстают перед читателем во всей гнусной наготе, лишенные всякой чести и совести. После чтения повести читатели приходят к мысли о том, что черные лица не Галима и Закир, а они, эти «блюстители порядка» и законов шариата, т. е. муллы и их пособники.

Главные герои повести «Черноликие» Галима и Закир вызывают у читателя искреннее сочувствие, а отрицательные персонажи — глубокое отвращение и ненависть. Повесть «Черноликие» занимает выдающееся место в истории башкирской советской литературы.

В повести «Ступени жизни» (1927) показан рост классового самосознания бывшего крестьянского юноши, ученика схоластической татаро-башкирской школы, потом рядового солдата царской армии Вахита Ягфарова, постепенное становление характера революционера, большевика. В идейно-политическом формировании Вахита большую роль сыграли солдат-революционер, коммунист Нури Сагитов и русские революционеры-большевики. Вахит проходит ступени суровой жизни: учеба в медресе, служба в царской армии, участие в солдатских волнениях во время империалистической войны, в февральской революции, в Октябрьском перевороте и, наконец, активное участие в гражданской войне в качестве красного командира.

Интересен в повести образ бывшего сельского учителя-просветителя Нагима Аминова, выступившего против мулл и религиозного мракобесия, а после революции и гражданской войны ставшего губернским комиссаром народного просвещения.

Центральной темой автобиографической повести М. Гафури «На золотых приисках поэта» (1929–1930) является жизнь рабочих золотых приисков Южного Урала (Башкирии) в самом конце XIX столетия и накануне революции 1905 года. Мажит Гафури, будучи шакирдом медресе Зайнуллы-ишана в Троицке, в летние каникулы работал на приисках татарских золотопромышленников. На золотых приисках братьев Рамиевых царила жестокая эксплуатация. Один из братьев-золотопромышленников был поэтом, печатавшим свои стихи под псевдонимом «Дардемэнд». Отсюда и название повести. Повествование идет от первого лица. Гафури показывает своих героев в различных обстоятельствах. Читатель видит и жизнь старой религиозно-схоластической мусульманской школы, и картины быта казахских батраков, и жизнь рабочих золотых приисков, и издевательское, нечеловеческое отношение хозяев приисков к рабочим, и, наконец, полемику Гафури с татарским буржуазным поэтом, символистом-декадентом Дардемэндом — Закиром Рамиевым.

В повести «На золотых приисках поэта» Гафури создал образы рабочих — первых представителей пролетариата из татар и башкир, сыновья которых под руководством русского рабочего класса шли в октябре 1917 года на героический штурм твердынь царского самодержавия и капитализма. Таковы старики Салим, Сибгат, сезонные рабочие-башкиры Файзулла, Шакир, безымянный башкир с Урала, нашедший большой самородок «с лошадиную голову», старик-сторож, инвалид, который на заводах и в шахтах работал сорок лет, и другие. Труд рабочих совершенно не ценится. Хозяева их даже не считают за людей и с ними не разговаривают. Рабочие находятся в опасных «выработанных» шахтах. Там часты обвалы, катастрофы. Старик Салим, «подземный человек», получает на шахте тяжелое увечье, а молодой рабочий, который не так давно был крепким и «железные подковы гнул», умирает без всякой «врачебной помощи, в мрачной казарме».

В повести удачно и очень метко раскрыто крушение мелкобуржуазных иллюзий сезонных рабочих, недавних крестьян. Хорошо это раскрывается в эпизоде с большим самородком золота, величиною «с лошадиную голову», который выкопал из земли «башкир с Урала». Рабочие, особенно сезонники, считали, что человек, нашедший этот огромный самородок, будет обеспечен на всю жизнь. Но хозяева дали ему в награду только сто рублей: «Известие о том, что башкира наградили только ста рублями, огорчило всех. Все поражались жадности баев». Таким образом, тяжелый труд рабочих и найденное ими золото обогащают только хозяев золотых приисков.

Повесть «На золотых приисках поэта» заканчивается высказыванием Гафури о том, что хозяином приисков был поэт Дардемэнд. «Только спустя многие годы я узнал, — пишет Гафури, — что автор стихов, подписанных именем «Дардемэнд» — хозяин приисков, Закир Рамиев. Оказывается, мы работали на золотых приисках поэта! Тысячи изнуренных, падавших от усталости рабочих обогащали поэта Дардемэнда». Вот она капиталистическая действительность какая! Один поэт работал на другого! Дальше Гафури взволнованно говорит о новых хозяевах Урала и об этих золотых приисках — свободных от эксплуатации и гнета рабочих: «Революция до конца разрушила власть капитала. Вместе с уральскими рудниками и золотыми приисками, принадлежащими английским, французским и русским капиталистам, в руки рабочих перешли и золотые прииски поэта. Сейчас там совершаются новые дела, складываются песни на новый лад, рокочут мощные машины. На Урале ныне воздвигается Магнитострой. Теперь там раздаются голоса свободных людей и призывные гудки гигантских заводов».

Эта повесть Мажита Гафури написана под влиянием А. М. Горького и по своей художественной манере она напоминает «Мои университеты» великого пролетарского писателя. Вообще Мажит Гафури ряд своих произведений послереволюционного периода написал под благотворным влиянием Максима Горького. Об этом говорит следующий факт. В августе 1928 года, с целью сдачи Татарскому академическому театру либретто «Эшсэ», Гафури ездил в Казань. В это время в Казань приезжает и Алексей Максимович Горький. На вечере казанских журналистов и татарских писателей познакомили Мажита Гафури с Горьким. Притом Горький заявил: «Я о вас слыхал, так что я вас давно знаю». Эти задушевные слова великого русского писателя окрылили Гафури. После этой встречи Мажит Гафури еще раз прочитал «Фому Гордеева», «Дело Артамоновых» и «Жизнь Клима Самгина» и заявил: «Ведь до революции в общественной жизни татар и башкир такие явления, события и люди были. В своем новом произведении «Лишенные», над которым сейчас работаю, я думаю показать рост, развитие и разложение национальной буржуазии и буржуазной интеллигенции перед революцией». Но задуманный М. Гафури роман остался незаконченным, тяжелая болезнь и смерть прервали работу.

Повесть Мажита Гафури «На золотых приисках поэта» оказала влияние на дальнейшее развитие башкирской советской литературы. Так, например, талантливый драматург Сагит Мифтахов в 1934 г. написал свою драму по сюжету этой повести — «Балканда», которая более пятнадцати лет ставится на сцене Башкирского академического театра драмы.

Мажит Гафури не только поэт, баснописец, прозаик, публицист, но и драматург. В 1926 году Мажит Гафури написал пьесу «Красная звезда», которая сыграла большую роль в создании реалистической башкирской драматургии на новые, советские темы. По существу история башкирской драматургии и начинается с этой пьесы.

В 1927–1928 годах Гафури пишет также свое первое либретто оперы «Эшсэ» («Рабочий») по сюжету одноименной поэмы, которая ставилась на сцене Татарского академического театра в Казани.

В годы первых пятилеток Мажит Гафури создал такие замечательные стихотворения, как «Песня красных воинов», «Златоуст», «Историческое десятилетие», «Гром с безоблачного неба», «Он не умер», «Воспоминание о Сибири», «Прежняя «она» человеком стала», «Ленинизм — мой маяк», «Симфония великих побед», «Советским писателям» и др. В этих стихотворениях он отразил самые разнообразные стороны советской действительности, воспел освобожденный от эксплуатации труд, новых людей, Красную Армию, расцвет нашей страны, колхозное строительство, советскую молодежь и т. д.

В советское время Мажит Гафури неустанно, систематически интересовался и международным положением. В стихотворениях «Гости из-за рубежа», «За океаном», «Заграничные враги», «В мире капитала» и др. он разоблачал «демократию» англо-американских империалистов, их звериную колониальную политику в отношении народов восточных стран и «черных» негров; воспел миролюбивую политику Советского Союза, политику борьбы против поджигателей новых империалистических войн.

Мажит Гафури умер 28 октября 1934 года в Уфе. Он похоронен в Центральном парке культуры и отдыха им. Матросова.

Характерной чертой послереволюционной поэзии Мажита Гафури является тема советского патриотизма, дружбы народов, обороны социалистической Родины, мощи героической Советской Армии. В стихотворении «Я — патриот», написанном в 1932 году, поэт очень ярко выразил свое отношение и любовь к советской Родине.

Мажит Гафури написал ряд стихотворений о Ленине и Сталине, о Коммунистической партии. В 1924 году, после смерти великого вождя Ленина, он первым в башкирской советской поэзии написал горячо взволнованное стихотворение «Эхо траура». В период индустриализации и коллективизации нашей страны Гафури живо откликался на все животрепещущие вопросы современности. В стихотворении «Он не умер» поэт говорит о бессмертии великого Ленина, о мудрости его партии:

Вот почему
Для нас вовек нетленен
Великий образ нашего вождя. 
С благоговеньем говорим мы:
 — Ленин, 
Его путем в грядущее идя. 
Его стальная партия — могуча! —
Сплоченней, крепче стала, чем была. 
Он жив. 
Он нас борьбе за счастье учит, —
Пусть будет жизнь на всей земле светла!

Перевел Н. Милованов.

Такие стихотворения поэта, как «Эхо траура», «Вечно в памяти он», «Симфония великих побед» и другие, являются прекрасными одами, задушевными песнями о Ленине и Сталине. Ленинская Коммунистическая партия была для поэта путеводной звездой. Свою эту мысль он ясно выразил в стихотворении «Ленинизм — мой маяк», написанном в последний год своей жизни:

Я своей родной Советской власти
Никогда ни в чем не изменил. 
И, борясь за волю и за счастье, 
Я к врагам лишь ненависть хранил. 
И всегда я верен правде этой, —
Был не раз в опасности мой дом. 
Но с народом защищал Советы
Я своим отточенным пером. 
Знаю, иногда в болоте жизни
Застревала и нога моя…
Но нашел я правду в ленинизме — 
Это мой негаснущий маяк!

Перевел В. Трубицын.

Мажит Гафури был глубоким знатоком устного творчества башкирского и татарского народов. Он также был знаком и с казахским фольклором. Фольклор придал его творчеству особое обаяние, простоту и яркость. Гафури искусно сочетал в своем творчестве лучшие традиции классической поэзии Востока, просветительской татарской литературы XIX века, богатство народного творчества и лучшие традиции русской классической и советской литературы.

На послереволюционное творчество поэта имели непосредственное влияние Максим Горький, В. Маяковский, Демьян Бедный и др. Мажит Гафури неустанно учился мастерству у великих русских классиков.

Мажит Гафури является весьма многогранным поэтом, прозаиком и публицистом. И после революции он, помимо многочисленных лирических стихотворений, создал значительное количество поэм, рассказов, повестей и публицистических статей. С большой любовью Гафури работал также и в области детской литературы. На его детских стихах, рассказах, сказках и баснях воспитывались и воспитываются целые поколения башкирских и татарских детей. По существу Гафури является одним из зачинателей и основателей башкирской и татарской детской литературы.

Мажит Гафури знал и любил природу. Он был ее настоящим певцом. В его рассказах «На берегу Белой», «Впечатления», «История одной тайной любви», «Дикий гусь», «Старик-охотник», «На горах Урала», в поэме «Эшсэ», в повестях «Черноликие» и «На золотых приисках поэта», во многих стихотворениях, а также в своих незаконченных мемуарах «Моя биография» обрисована богатая, прекрасная природа Урала и Башкирии.

Мажит Гафури, с радостью встретив и воспев социалистическую революцию, до конца своей жизни остался ей верен, был настоящим патриотом советской Родины. Творчество великого поэта башкирского и татарского народов, пламенного советского патриота носит интернациональный характер.

Мажит Гафури оказал влияние на творчество своих современников, башкирских и татарских советских писателей. Крупнейший поэт советской Башкирии Сайфи Кудаш вступил в литературу как прямой ученик Гафури и великого татарского народного поэта Габдуллы Тукая. Лично знакомый с Мажитом Гафури еще до революции, Сайфи Кудаш учился у него идейной глубине и художественному мастерству. После революции Сайфи Кудаш посвятил своему учителю ряд стихотворений («Поэту» и др.), пьесу «Мажит Гафури» и повесть «Навстречу весне».

В начале Великой Отечественной войны Сайфи Кудаш написал стихотворение «Голос Гафури», в котором с любовью говорит о поэте:

Он с нами и сейчас идет плечом к плечу, 
И голос Гафури не молкнет, как набат. 
Он с нами и сейчас Отчизну бережет, 
И в честь бойцов ее — стихи его звучат. 
Штыками метких слов пронзает он врага, 
Быть начеку всегда зовет родной народ. 
Фашистский черный стан он молнией разит, 
За Родину свою себя он отдает!

Другой поэт Гариф Гумер, пришедший в башкирскую советскую литературу в годы гражданской войны, начал развивать свое творчество под непосредственным влиянием Мажита Гафури и Тукая. Гариф Гумер так же, как и Сайфи Кудаш, написал ряд стихотворений и воспоминаний о Мажите Гафури.

Послереволюционное творчество Мажита Гафури, проникнутое народностью, глубокой идейностью, ярко выраженным советским патриотизмом и интернационализмом, являлось и является замечательным примером для башкирских и татарских советских поэтов и писателей. Очень хорошо подчеркнул это виднейший украинский советский поэт — академик Павло Тычина. «Великий след оставил по себе Мажит Гафури, — пишет он. — Талант его был огромен и многогранен. Будучи родоначальником башкирской литературы, будучи певцом Октябрьской революции также и в татарской литературе, он спешил проявить себя во всех тех областях искусства слова, которые еще не были до него заполнены: и в поэзии, и в прозе, и в писании книг для детей, в создании текста для оперы, в обработке записанных из уст народа легенд и сказок, в поднятии критической мысли Башкирии. Бессмертную славу заслужил он себе тем, что всю свою жизнь, как истинный гуманист, отдал на борьбу за счастье и правду человека… Мажит Гафури ушел уже на покой. Но перед смертью своей он передал саблю ненависти классовой младшему поколению поэтов. Вот оно: Сайфи Кудаш, Г. Салям, Гариф Гумер, Баязит Бикбай, М. Хай, С. Кулибай, Р. Ннгмати, Сайнан Амири, Ханиф Каримов, Кадыр Даян, М. Тажи, М. Сюндюкле… и др.».

На башкирском, татарском и русском языках написаны и опубликованы статьи, воспоминания и критические очерки о жизненном и творческом пути Мажита Гафури. Начиная с 1946 года, защищены четыре кандидатские диссертации («Дореволюционная проза Мажита Гафури» — А. Кудашев, «Дореволюционная творческая эволюция Мажита Гафури» — Г. Халит, «Педагогические взгляды Мажита Гафури» — А. Фатыхов, «Изучение произведений Мажита Гафури в V — VII классах башкирских школ» — Б. Магасумова) о Мажите Гафури. В 1941 году виднейший украинский поэт, академик Павло Тычина опубликовал исследование «Патриотизм в творчестве Мажита Гафури», в котором поставил Мажита Гафури в число великих писателей народов Советского Союза.

Работа по переводу произведений Мажита Гафури на русский язык развернулась только в советское время, особенно с 1934–1935 гг. Из богатого литературного наследства, оставленног Мажитом Гафури, русскому читателю известен ряд его сборников стихотворений, рассказов и повестей.

Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили творчество Мажита Гафури. В 1940 году, в связи с 60-летием со дня рождения поэта, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Красноусольский район Башкирской АССР (где поэт родился и провел детские годы) переименован в Гафурийский, Башкирскому научно-исследовательскому институту языка, литературы и истории (теперь Институт истории, языка и литературы Башкирского филиала Академии наук СССР) присвоено имя Мажита Гафури.

Правительство Башкирской АССР вынесло постановление об издании полного собрания сочинений поэта на башкирском языке и организации в Уфе Дома-музея Мажита Гафури. Одна из улиц города Уфы носит имя Гафури. Имя поэта носят десятки колхозов и школ Башкирии. В 1948 г. открыт в г. Уфе Дом-музей поэта. За последние годы институты истории, языка и литературы Башкирского и Казанского филиалов Академии наук СССР, Башкнигоиздательство и Таткнигоиздательство начали издавать полное собрание сочинений Мажита Гафури на башкирском и татарском языках.

Творчество классика башкирского и татарского народов Мажита Гафури вошло в великую сокровищницу культуры народов Советского Союза. Никогда не смолкнет мощный голос поэта, который звучит, как призыв к жизни, к борьбе за счастье и дружбу между народами, за коммунизм.

А. Кудашев. кандидат филологических наук

 
 
 
27.06.2014

Хади́ Такта́ш (тат. Hadi Taqtaş; настоящее имя Мухамметхади́ Хайру́ллович Такта́шев, тат. Мөхәммәтһади Хәйрулла улы Такташев, Mөhəmməthadi Xəyrulla uğlı Taqtaşev; 1 января 1901 — 8 декабря 1931) — татарский поэт, один из основоположников татарской советской поэзии

 

 

 

Хади́ Такта́ш (тат. Hadi Taqtaş; настоящее имя Мухамметхади́ Хайру́ллович Такта́шевтат. Мөхәммәтһади Хәйрулла улы Такташев, Mөhəmməthadi Xəyrulla uğlı Taqtaşev; 1 января 1901 — 8 декабря 1931) — татарскийпоэт, один из основоположников татарской советской поэзии.

Классик татарской литературы Хади Такташ (Мухамметхади Хайруллович Такташев) родился 1 января 1901 года в деревне Сыркыды (Сургодь) Спасского уезда Тамбовской губернии (ныне Торбеевский район Республики Мордовия) в семье крестьянина-середняка. С малых лет увлекался чтением, охотно сочинял песни и частушки. Первые уроки он получает дома у своих родителей, а далее продолжает учебу в мектебе (школе) своей родной деревни. Потом его отдают в медресе Пешле в 30 км от деревни Сыркыды, где учебный процесс был организован по-новому и наряду с религиозными изучались светские дисциплины. Там Хади обучается с 1911 года до конца 1913 года. Во время учебы в медресе он знакомится с журналами и газетами тюркского мира «Вакыт» («Время»), «Иолдыз» («Звезда»), «Ялт-Иолт», увлекается сочинением стихов. К сожалению, стихи, написанные в юные годы, не дошли до наших дней. После медресе Хади год проводит в своей деревне.
Ухудшение материального положения многодетной семьи, связанное с началом первой империалистической войны, заставили отца семейства — Хайруллу абзый – отпустить своих сыновей на заработки в дальние края. Так и тринадцатилетнего Хади вместе с родственником-торговцем отправляют в Среднюю Азию, в город Каттакурган. В первое время он живет в доме родственника-торговца и работает помощником при лавке. Далее переезжает в Бухару. Там он работает учеником приказчика в магазине мануфактуры, принадлежавшем городским купцам. В свободное от работы время Такташ активно участвует в культурной жизни городской молодежи, охотно принимает участие в самодеятельных концертах и спектаклях. Он — участник политического движения, целью которого было свержение Бухарского эмира. В периодической печати публиковались его небольшие статьи, освещающие события в Бухаре. Продолжением приобретенного в детстве литературного опыта явились написанные им в этот период стихотворения «Газраилләр» («Газраилы»), «Караңгы төннәрдә» («В темные ночи»), «Төркстан сахраларында» («В пустынях Туркестана»). 21 января 1918 года в газете «Олуг Төркстан» («Великий Туркестан»), издаваемой в Ташкенте, было напечатано его стихотворение «Төркстан сахраларында» («В пустынях Туркестана»). Это — первое стихотворение Хади Такташа, опубликованное в печати.
Мечты подростка, отправляющегося на заработки с надеждой материально помочь своим родителям, не оправдываются. Вскоре после бурных революций 1917 года, осенью 1918 года Хади возвращается в свою родную деревню Сыркыды. За полтора года, проведенных там, он работает учителем в начальной школе, заведующим библиотекой, ведет культурно-просветительскую работу среди крестьянского населения.
Непреодолимый интерес к литературному творчеству и стремление путем самообразования заполнить пробелы в своих знаниях заставляют молодого поэта снова покинуть родную деревню: осенью 1919 года он уезжает в Оренбург. Здесь он работает ответственным секретарем газеты «Юксыллар сүзе» («Слово бедняков»), издаваемой Оренбургским губкомом, учится на политических курсах, участвует в культурной жизни города, где и знакомится с выдающимися татарскими писателями А.Тагировым, Ш.Камалом, публикует свои статьи и стихи.
В связи с ухудшением условий жизни, по совету друзей, в 1921 году Хади Такташ переезжает в Ташкент. Там он работает ответственным секретарем журнала «Белем йорты» («Дом знаний») и параллельно преподает литературу в Коммунистическом университете, в Красноармейской школе.
Ташкентский период Такташа характеризуется ещё более активной творческой деятельностью и приобретением своеобразного творческого лица поэта. Здесь он создает ряд романтических произведений, занимающих видное место в первом периоде его творчества: «Онытылган ант» («Забытая клятва»), «Күләгәләр» («Тени»), «Нәләт» («Проклятие»), «Таң кызы» («Девушка зари»), «Урман кызы» («Лесная девушка») и знаменитую «Җир уллары трагедиясе» («Трагедия сынов Земли»), где на основе мифологических и символических образов прославляется духовная свобода человека, ведется борьба против зла и предрассудков, социальной несправедливости, выдвигается на первый план идея бунтарства.
Летом 1922 года Хади Такташ переезжает в Москву. Через несколько месяцев, проведенных там, осенью того же года приезжает в Казань, где и остается до конца своей жизни. В 1923 году выходит в свет его первый сборник стихов под названием «Җир уллары трагедиясе» Һәм башка шигырьләр» («Трагедия сынов Земли» и другие стихи»). В том же году «Җир уллары трагедиясе» («Трагедия сынов Земли») ставится на сцене Татарского театра. На премьере спектакля роль Идеи исполняет сам автор.
По приезде в Казань Хади Такташ некоторое время работает суфлером в Татарском театре, далее в разные годы является ответственным секретарем журналов «Чаян» (1923-1924), «Октябрь яшьләре» (Молодежь Октября», 1925), «Авыл яшьләре» («Сельская молодежь», 1926), «Азат хатын» («Освобождённая женщина»,1926-1929). В 1929 году он снова возвращается в редакцию журнала «Чаян» и до конца своей жизни работает ответственным секретарем.
Хотя в произведениях, созданных в Казани в течение 1922-1923 годов, продолжают присутствовать мотивы прошлого романтического бунтарства, начиная с конца 1923 года в творчестве Такташа усиливаются тенденции реалистического описания жизни, что приводит к новым творческим открытиям. Созданная в связи с кончиной В.И.Ленина поэма «Гасырлар һәм минутлар» («Века и минуты»), лирико-публицистические стихотворения, помещенные в сборниках «Давылдан соң» («После бури»), «Сагыну җырлары» («Песня тоски»), «Такташ шигырьләре» («Стихи Такташа») и, наконец, прозвучавшие как гимн любви, молодости, красоте жизни лирические поэмы «Мәхәббәт тәүбәсе» («Исповедь любви»), «Мокамай», «Алсу» выводят его в передовой ряд татарской поэзии двадцатых годов. Популярность поэта растет удивительно быстрыми темпами и вскоре он становится признанным поэтом-трибуном, воспевающим мысли и чувства, мечты и стремления народа.
В течение 1930-1931 годов Хади Такташ работал над созданием поэмы «Киләчәккә хатлар» («Письма в грядущее»). Продуманное автором широкомасштабное лирико-эпическое произведение, освещающее сложные общественные и моральные проблемы того времени, остается незаконченным. К сожалению, автор успевает создать только три письма из задуманных десяти.
Хади Такташ был прежде всего признанным поэтом. Но в его богатом творческом наследии значительное место занимают и произведения других жанров. Он автор драматических произведений «Күмелгән кораллар» («Зарытое оружие»), «Югалган матурлык» («Утерянная красота»), «Камил» («Камиль»). В свое время эти драмы ставились на сцене Татарского театра и имели успех.
Свое перо Хади Такташ пробует и в области кинодраматургии, считавшейся самым популярным видом искусства. В его архиве сохранились рукописи киносценария «Камиль», которые являются доказательством его работы в этом направлении.
Многолетний труд в редакциях газет и журналов позволяет автору проявить себя талантливым журналистом. На страницах периодической печати он публикует десятки публицистических статей, очерки и фельетоны, посвященные разным актуальным темам своего времени. Пробует себя и в жанре рассказа, и в области литературной критики.
В 1980-1983 годы в Татарском книжном издательстве было издано трехтомное собрание сочинений поэта, включающее в себя произведения разных жанров.
Хади Такташ открыл новую страницу в истории татарской литературы, в своих произведениях художественно описывая годы революции, духовную красоту людей и суровую романтику того времени.
Умер Хади Такташ 8 декабря 1931 года в Казани от тифа. Похоронен на кладбище, находящемся на территории Центрального парка культуры и отдыха имени М. Горького.

26.06.2014